Главное – вылечить от беременности

Друзья, сегодня у меня снова “гостевой” пост.

Встречайте – Алина Илиевски, инструктор по слингам школы КлауВи, мама теперь уже троих детей, а так же “мама” замечательных слингов Топа-Топ.

Расскажет нам Алина сегодня не о слингах, а о том, как действует наша больничная система по отношению к беременным женщинам. Чтобы вы знали и не удивлялись, если что.
Впрочем, читайте, вы все поймете сами, когда узнаете о приключениях Алины в приемном покое во время беременности.

IMG_7986-1

Приходит больной к врачу, а на ноге повязка.

Врач: – Что болит?

Больной: – Голова!

Врач: – А почему повязка на ноге?

Больной: – Сползла.






Попала я на днях в занимательное место – приемный покой одной из самых больших больниц Израиля. Узнала много нового. Пожалуй, стоит рассказать все по порядку.

На тридцать четвертой неделе беременности вздумалось мне сходить к окулисту на предмет разъяснения небольшой шишечки на веке. Шишечка, надо сказать, там уже больше двух лет, но собралась я только сейчас. Окулист внимательно осмотрел меня и поделился секретной информацией об одном враче, большом специалисте в этой области. К сожалению, очереди к нему большие, и самый легкий способ избежать длительного ожидания – пройти через приемный покой (миюн) больницы, где он работает. Убедившись, что вышеупомянутый специалист на следующий день действительно принимает, доктор дал мне необходимое направление. В направлении было написано: «небольшой нарост на веке», и имя врача, к которому, собственно, послали.

На следующее утро я радостно приехала в приемный покой той самой больницы в надежде закончить весь процесс за два, максимум – три часа. После оформления в регистратуре меня направили в приемную к медсестре на предмет измерения давления и температуры. Через час ожидания я зашла к той самой медсестре. Однако, увидев меня, медсестра разразилась тирадой, общий смысл которой сводился к недоумению тем, как могло такое получиться, что я попала в ее кабинет.
Оказалось, по правилам больницы (новым, как я поняла), любая беременная женщина на сроке от 24 недель и больше может оказаться в приемном покое, лишь пройдя через монитор в родильном отделении. Вплоть до того, что без монитора я, похоже, не имею права находиться на территории больницы. То есть, мне предлагалось перейти в другое здание (а в комплексе около десяти зданий и от одного к другому можно гулять минут по десять), подняться на третий этаж, подождать в очереди на монитор, полежать полчасика под монитором, и только потом, если все будет в порядке, возможно, я таки попаду к своему окулисту.

Так как моему возмущению не было предела, позвали врача, который должен был наставить меня на путь истинный. Ему тоже пришлось объяснить, зачем я там, и что монитор никак в мои планы не входит и отношения к наросту на глазу не имеет. Этот врач, в свою очередь, позвал другого, еще более компетентного в вопросах связи глаз и беременности. Тот, похоже, испугался моего гневного настроя и решил отступить после пространного объяснения моей позиции по отношению к беременности и родам и пояснений по поводу моих планов на будущее.

Пока я ждала свои документы в коридоре приемного покоя, туда, как раз, привезли девушку на двадцать восьмой неделе беременности, с вывихом (или переломом – без монитора же невозможно разобраться) пальца на ноге. Девушка на тот момент находилась в больнице два часа, страдая от боли. За это время ей успели сделать монитор, но так ни один врач и не посмотрел на ее палец, и конечно, никто не дал ей обезболивающее. Я уже не говорю о рентгене.

Отдавая мне документы, медсестра не смогла удержаться от небольшой нотации о моем несерьезном отношении к беременности в свете нежелания делать монитор и была вежливо послана назад, в свой кабинет. После этого я, наконец, попала к окулисту, который, осмотрев мой глаз, назначил плановую двухминутную операцию под местным наркозом месяца через три после родов.

Выйдя в приемную и оформляя документы на операцию, я вздумала попросить телефон анестезиологов, чтобы договориться о безадреналиновой анестезии, совместимой с грудным вскармливанием.
На что всеведущая секретарша окинула меня ледяным взглядом и надрывным тоном спросила, с чего это я взяла, что еще буду кормить грудью в 3 месяца.
Не факт, мол, что оно у меня вообще получится и т.д. На этой радостной ноте мне привели моих детей, и я пожалела, что некоторое время назад прекратила кормить младшего – это могло быть очень красивым завершением больничной эпопеи. Но секретарша, кажется, и так поняла, что немного перегнула палку, быстро оформила и вернула мне мои документы.

После этого увлекательного приключения меня не оставляет вопрос – ну почему в стране с большой рождаемостью и, в среднем, тремя детьми в семье, беременность до сих пор считается страшной болезнью, а молодая мама становится объектом для советов и  поучений?


Да уж, мне приходилось слышать и от других похожие истории, но эта уж больно наглядна и поучительна.
Что уж тут скажешь? Будьте здоровы, берегите себя!
И расскажите в комментах – кто с подобным сталкивался? Что посоветуете другим?


Comments

  1. Фейга

    они что НАСТОЛЬКО боятся судебных исков, что готовы делать монитор каждой беременной, оказавшейся на территории больницы??

    1. Система не расположена к индивидуальному подходу – ресурсов не хватит, ага. Так что чем разбираться, нужно ли этой конкретной женщине монитор – лучше всех подряд под монитор, проще же. Так что получается, что если женщина сама знает, что ей надо/не надо – она может получить/отказаться.

    1. Поэтому во время беременности ходить можно только к стоматологу – у него в кабинете монитора нэма. Правда, и лечить беременную постарается отказаться, если случай не экстренный.

  2. Ирина

    А на самом деле да, складывается впечатление, что беременная женщина может болеть только беременностью, и никаких не связанных с этим состоянием явлений с ней происходить не может. Поэтому главное – монитор! Лишь он скажет, болит ли у беременной ухо, и есть ли у рожающей схватки.

  3. Ирина

    Как! Алина, неужто вы не видите связь опухшего века с беременностью?! Она самая что ни на есть прямая! :)))
    У меня очень похожая история случилась на 34 неделе беременности. Защемило нерв в пояснице. Боль до звезд в глазах. Поликлиника-миюн-монитор(а как же?). Анализы те и эти. Катетер в руку на случай необходимости срочно меня разродить, а у меня все чудесно! За исключением боли в спине. И что, меня посмотрел ортопед или какой другой специалист по спине? Фигушки! Акушерки развели руками и, сказав что это не по их части, отправили меня восвояси. И похромала я, с трудом переставляя ноги, к машине. Посещение роддома навело на меня сильную тоску. Рожать так рано я не хотела, а там все меня зазывали не мучаться, а прийти через 2-3 недели за стимуляцией. Мое желание родить естественно вызывало снисходительные улыбки (особенно в свете того, как я передвигаюсь с больной спиной). Благо, шиацу и время улучшили мое состояние, и к родам я была почти как огурчик :).

    1. “У вас, беременных, все не как у людей” – слыхали мы и такое. От врачей, разумеется.

  4. Юлия

    Не далее как вчера на приеме у невролога:
    – Вы беременны?
    – Да.
    – А другие болезни есть?
    В этой, казалось бы, совершенно невинной форме речи и закладывается все отношение современной медицины к беременности и беременным.

    1. Ну а че, зато беременность – это излечимая болезнь. Хотя, природой задумана как более-менее хроническая, вперемежку с другой болезнью – состоянием кормящей матери.

Напишите, что вы думаете?